?

Log in

No account? Create an account
BAG

bgershman


Журнал о классической музыке


Шифф в городе
BAG
bgershman
Моя первая «живая» встреча с Андрашем Шиффом состоялась три с половиной года назад в лондонском Альберт-холле. Тогда сэр Шифф блестяще сыграл Гольдберг-вариации Баха (с непривычными после Гульда репризами). Сегодня знаменитый пианист предложил совершенно иную, романтическую, программу из сочинений Яначека и Шумана вперемежку.

В первом отделении прозвучали два фортепианных цикла: «По заросшей тропе» Яначека (первая книга) и Davidsbündlertänze Шумана. Цикл Яначека (привет, «Невыносимая легкость бытия») составлен из удивительно глубины миниатюр с «говорящими» и в то же время порой загадочными подзаголовками (то же можно сказать и о названии цикла в целом). Я люблю их всех, но особенно колыбельную «Спокойной ночи!», о которой уже писал. Шифф сыграл ее отменно, хоть и не так медитативно супермедленно, как Имоджен Купер. Но вообще, что говорить об исполнении, когда и так все ясно. Выдающийся пианист. После зрелого цикла Яначека ранний шестой опус Шумана (который я услышал впервые) прозвучал как-то легкомысленно (хотя это отчасти по задумке автора), но не без интересных моментов. Кстати, каждая миниатюра «подписана» одним из двух (либо обоими) альтер эго композитора, Флорестаном или Эвзебием. Такой диалог получается.

Во втором отделении в параллель первому прозвучали сонаты Яначека и Шумана. Но сперва Андраш Шифф сделал словесное вступление, рассказав вкратце о программе, пройдясь, как обычно, по европейским и прочим националистам и шовинистам (под аплодисменты присутствующих), да еще и выразил мнение, что музыка, общество и политика неразделимы. Сонату Яначека, посвящённую трагическим событиям 1-го октября 1905-года в Брно, я неоднократно слышал в записи. Очень сильная вещь. Узнал из программки, что, оказывается, первоначально соната состояла из трех частей, но третью часть Яначек сжег прямо на репетиции на глазах у изумленного пианиста. Оставшуюся часть рукописи композитор попытался утопить в реке Влтаве, но, как известно, бумага тонет хуже, чем горит. Выловили первые две части и, к счастью, до нас хотя бы они дошли. Первую сонату Шумана, love letter Кларе, я тоже услышал впервые. А что – в целом неплохо, хотя насколько же соната Яначека емче! Ну не мой композитор Шуман, что поделаешь.


Армянский Элгар
BAG
bgershman
Сегодняшний абонементный концерт Балтиморского симфонического оркестра начался тоже с Дебюсси. В качестве вступления к основной программе прозвучало Rondes de printemps, третий номер из Images. Повеяло «Морем».

Вслед за Дебюсси прозвучал виолончельный концерт Элгара в исполнении Нарека Ахназаряна. Как и у многих любителей музыки, концерт Элгара (один из самых замечательных концертов для этого инструмента ever) у меня непременно идёт в паре с Жаклин Дюпре. Сложно себе представить, что кто-либо сможет лучше его сыграть. Тем не менее, преодолевая сомнения, решил я Нарека послушать, тем более что я уже однажды изменил Жаклин с Альбаном Герхардтом. Одним из факторов моего доверия стало то, что Нарека я уже слышал, причём по случайности. Он тогда заменял выбывшего виолончелиста (не помню уже кого именно) и совершенно блистательно сыграл «Вариации на тему Рококо» Чайковского. Помню ещё, что на бис он исполнил нечто искрометное армянское (вот не успел тогда записать в журнал подробности, а сейчас даже программу того концерта не помню, притом что случился он не так давно, в пределах последних двух лет).

Короче, стало мне любопытно, что армянский виолончелист (кстати, победитель конкурса Чайковского 2011-го года) противопоставит (или нет) великой Джеки Дюпре. Нарек не подвёл и представил весьма достойную версию концерта. Лишь в первой слезовыжимательной части, как мне показалось, была небольшая нестыковка в темпе: солисту хотелось побыстрее, а дирижёру помедленнее. Но подстроились как-то и в обеих кульминациях солист с оркестром слились очень гладко, бесшовно. Вторую часть концерта с этими пассажами ультракоротких ноток (как это по-научному называется?) Нарек сыграл виртуозно, с удовольствием и кажущейся легкостью. Один из моих любимых моментов в концерте Элгара – обмен фразами между солистом и оркестром в финале. Прямо один из музыкальных эталонов недосказанности, неуверенности, тягостных сомнений. На бис в этот раз была исполнена каталонская "Песня птиц" в аранжировке Пабло Казальса.

Во втором отделении оркестр отлично исполнил великую Шестую симфонию Прокофьева (дирижировал сегодня молодой Николас Херш, главный "запасной" дирижер у балтиморцев). Я уже в третий раз слушаю любимую прокофьевскую симфонию живьем (раз, два), поэтому повторяться не буду. Но какая же у нее беспощадная, жуткая концовка!

Французские сонаты
BAG
bgershman
Распечатал сегодня с большим запозданием сезон камерных концертов в Библиотеке Конгресса. Я уже жаловался, что осеннюю часть сезона прозевал, не успев на раздачу бесплатных билетов. Весеннюю часть, к счастью, не прозевал – вспомнил в последний момент – и много вкусностей себе забронировал. Сегодняшняя вкусность состояла из трёх прекрасных сонат для скрипки и фортепиано в исполнении французов Рено Капюсона и Гийома Беллома. Все сонаты тоже французские, если зачесть Франка, вся взрослая карьера которого, как известно, сложилась в Париже.

В первом отделении расположились сонаты Дебюсси и Равеля. Сонату Дебюсси, о которой, по совпадению, совсем недавно написал mendelbookinist, я знаю и люблю давно, но живьем услышал впервые. Очень интересное коротенькое сочинение уже тяжело больного композитора (о чем по музыке догадаться сложно). Особенно запоминаются задумчивые и несколько по-восточному звучащие фразы в первой части и подозрительно жизнеутверждающий мотив в финале.



«Блюзовую» сонату Равеля я не так давно слышал живьём в исполнении Венгерова и Сайткулова и тогда записал некие мысли. Французские парни сыграли эту сонату не хуже и еще более раскованно (благо материал представляет достаточно гибкости). В который раз поразился несравненному мастерству Равеля и «герметичности» его сочинений (ни убавить, ни прибавить). Кстати, моя любимая запись этой сонаты именно с Капюсоном (но пианист там другой).

Во втором отделении, как можно догадаться, прозвучала знаменитая и всеми любимая соната Франка. А после знаменитой сонаты – знаменитый бис, «Медитация» Массне. Интересно, что первое отделение Капюсон отыграл на «своей» скрипке Гварнери, ранее принадлежавшей Исааку Стерну, а второе отделение – на одолженной Библиотекой Конгресса скрипке, принадлежавшей Фрицу Крейслеру (тоже Гварнери). По окончании концерта Рено с сожалением заметил, что ему скоро на поезд, а так он бы с удовольствием всю ночь со скрипкой Крейслера игрался. Бедняжка.

Идиллия
BAG
bgershman
Представьте себе. Швейцария. На дворе 1870-й год, 25 декабря, Рождество. А у Вас вдобавок день рождения (33 года). Рано утром Вы просыпаетесь под звуки музыки, исполняемой ансамблем из 13 музыкантов. Когда музыка затихает, в комнату заходит Ваш муж с детьми и вручает Вам рукопись только что исполненного своего сочинения, в подарок на день рождения... Настоящая семейная идиллия, не так ли? Если не догадались ещё, то Вы – Козима Вагнер, Ваш муж, соответственно, – Рихард, а сочинение – Зигфрид-идиллия. Именно с нее начался сегодняшний концерт Балтиморского симфонического оркестра. Прекрасный подарок жене, ничего не скажешь. Даже Малером повеяло немножко. В который раз пожалел я, что Вагнер все свои силы пустил на гезамткунстверки вместо старых-добрых симфоний (одна только завалялась).



Вслед за Идиллией последовал скрипичный концерт Сибелиуса – главное предложение вечера. Концерт Сибелиуса, конечно, выдающийся представитель своего жанра и, пожалуй, самое личное сочинение композитора. Известно, что Сибелиус был хорошим скрипачом и даже пробовал (неудачно) устроиться в Венский филармонический оркестр. С карьерой скрипача Сибелиус распрощался, но вот обогатил скрипичный репертуар на века. Латвийская скрипачка Байба Скриде исполнила концерт весьма достойно, а в финале даже появился наконец азарт, которого, на мой взгляд, поначалу не хватало. Оркестр очень хорошо аккомпанировал (дирижировал Маркус Штенц), оставаясь на положенных в этом концерте вторых ролях.

Во втором отделении прозвучала последняя лондонская, и вообще последняя, 104-ая симфония Йозефа Гайдна. В целом я к творчеству Гайдна отношусь спокойно-позитивно (да и знаю весьма посредственно), но эту симфонию как раз очень люблю. Вспомнились мои лондонские дни и тогда ещё новенькая мемориальная табличка в память о пребывании старика Гайдна в британской столице.

Леон Фляйшер
BAG
bgershman
Сумел сегодня вечером улизнуть из дома на три часа и открыть концертный год. Программа совершенно безопасная и уютная: 12-й фортепианный концерт Моцарта и Вторая Брамсика.

Изюминка первого отделения концерта состояла в том, что исполнял Моцарта 90-летний ветеран Леон Фляйшер, чей день рождения нынче празднуется в штатах и за их пределами. Леон Фляйшер знаменит не только своей выдающейся игрой, но и редкой музыкальной биографией, трагедией со счастливым концом. Фляйшер изучал фортепианное искусство у самого Артура Шнабеля и в 16 лет дебютировал с Нью-Йоркским филармоническим оркестром под руководством Пьера Монтё. Успешная карьера Фляйшера прервалась в середине 1960-х, когда неврологическое заболевание выключило его правую руку из игры. Вместо того чтобы уйти в монастырь, Фляйшер изучил репертуар для левой руки, а также стал заниматься дирижерской деятельностью и преподаванием. К середине 1990-х развитие медицинских технологий позволило вернуть правой руке Фляйшера достаточную функциональность, и пианист после большого перерыва продолжил свою двуручную карьеру, которая длится и по сей день. Вот такая история, если кто не знал.

Хотя исполнение дедушки Леона не было идеальным с технической стороны (даже на мой слух), это нисколько не убавило душевности происходящего. Дожить до 90 лет и сохранить разум – уже подвиг, а ещё при этом концертировать (особенно после таких жизненных перипетий) – подвиг втройне. В качестве подарка Фляйшеру Балтиморский оркестр и приглашённый дирижёр Питер Унджян исполнили Happy Birthday с вкраплениями из нескольких концертов из репертуара пианиста. Мило.

Вторая Брамсика прозвучала гладко, приятно, без сюрпризов и неожиданностей. Особенно люблю я вторую часть этой симфонии, которая совсем не приелась даже после много-многократного прослушивания. Финал тоже хорош. Да и первая часть ничего. Да и третью тоже можно слушать :) Ну, Вторая симфония Брамса все-таки.

Кстати, с запозданием поздравляю всех читателей с наступившим Новым Годом!

Ашкенази
BAG
bgershman
Доброе интервью с Владимиром Ашкенази! Из серии "Living the classical life".



И довесочек :)


Музыканты из Марлборо
BAG
bgershman
Неожиданно сходил сегодня на концерт. Услышал вчера по радио объявление и тут же успел зарезервировать билет. Состоялся концерт в галерее Фрира, что у Смитсоновского замка на вашингтонском Молле. Вообще в Вашингтоне куча концертов проходит в галерейных залах и других небольших площадках. Из-за доминирования Кеннеди-центра, Стратмора и библиотеки Конгресса «мелкие» площадки остаются незаполненными, что и объясняет мою удачу в поимке билета. А между тем, некоторые галереи проводят очень интересные серии концертов. Самая известная – в галерее Филлипса, где мне удалось как-то послушать все квартеты Шостаковича за два дня. Есть также регулярная серия в Национальной галерее. Галерея Фрира, знаменитая прежде всего своей коллекцией азиатского искусства, тоже организует ежегодную серию камерных концертиков. И есть у них, как оказалось, приятная традиция: ежегодно они предоставляют площадку молодым музыкантам из фестиваля Марлборо. Сегодняшний концерт – как раз часть этой традиции.

Впрочем, в радийной рекламе меня в первую очередь привлекла программа концерта из сочинений Дворжака и Бартока. Первое отделение началось с четырёх миниатюр Дворжака (соч. 75а) для двух скрипок и альта. Прям окно в прошлое. У меня эти миниатюры, под названием «Четыре романтические пьесы», были записаны неким довеском на магнитофонной ленте во времена, когда я только начинал слушать классическую музыку. Приблизительно там же, где скерцо Брамсика из сонаты F-A-E. Так что перенесся мысленно в совсем юные годы. Сама музыка тоже располагает к временным перемещениям в ту сторону.

Продолжили моим любимым, всегда потрясающим Четвёртым квартетом Бартока. Какое же это удивительное сочинение, чистый шедевр! И это тот случай, когда особенное удовольствие наблюдать музыкантов, извлекающих на сцене эту поразительного разнообразия и полную изобретательности музыку. А молодых музыкантов наблюдать ещё приятнее. Видно, какое удовольствие и чистый fun они получают от исполнения этого чудо-квартета. И их энергия, конечно, транслируется слушателям. В прошлый раз живьём я слышал Четвёртый Бартока в уже далеком 2014-ом и тогда в посте дал ссылку на неплохое видео-исполнение с Эбеновым квартетом. Стоит посмотреть!

Второе отделение было полностью отдано монументальному Третьему фортепианному трио Дворжака. Прекрасная эмоциональная музыка, весьма брамсовая, но со всегда узнаваемой дворжаковской очаровательностью, особенно в финале.



На память, вот они, музыканты из Марлборо, принявшие участие в сегодняшнем концерте: Zoltán Fejérvári (фортепиано), Robyn Bollinger (скрипка), Soovin Kim (скрипка), Hwayoon Lee (альт), Tony Rymer (виолончель) и Alice Yoo (виолончель). Хорошая молодёжь.

Огонь и волшебство
BAG
bgershman
Вслед за двумя концертами балтиморцев открыл сегодня сезон NSO. Благодаря дешевизне «паспорта», близости концертного зала Strathmore, ограниченности времени и отменному качеству Балтиморского оркестра я главным вашингтонским оркестром несколько в последнее время пренебрегаю, но эту программу из «русских шедевров» пропускать совсем не хотелось.

Не хотелось, потому что шедевры эти довольно редко можно услышать живьём. Третья симфония Прокофьева, Второй фортепианный концерт Шостаковича и сюита «Маскарад» Хачатуряна. Весьма привлекательная программа, на мой взгляд, хотя, судя по (не)заполненности зала, мое мнение разделяют не так много вашингтонцев.

Третью Прокофьева я слушал в записи неоднократно, но всякий раз как-то невнимательно. Рад был сегодня наконец услышать в зале и отдать ей полностью все свое внимание. Эта симфония, наворованная, как известно, из оперы «Огненный ангел» (при жизни композитора так и непоставленной), внимания безусловно заслуживает. Музыка – просто огонь! Огонь и волшебство. Тот случай, когда живое исполнение мне дало то самое сильное ощущение, которого у меня записи не оставили. Шикарная, громкая вещь, а как свежо и современно звучит! Особенно этот «разнобой» струнных в третьей части. Вот вроде нет его фирменного мелодизма, а ведь чисто прокофьевская вещь все равно. В общем, всем рекомендую послушать, если эта симфония как-то в щель проскользнула, вытесненная более популярными 1, 5, 6 и 7-ой. Даже немножко захотелось оперу посмотреть, хотя мне, думаю, в виде симфонии эта музыка ближе.



Второй концерт Шостаковича, написанный в подарок сыну Максиму на 19-летие, – сочинение весьма «легкое» (by design), особенно учитывая, что это уже довольно поздний Шостакович (1957). Концерт этот я люблю, хотя Первый, пожалуй, мне больше по душе. Такой прозрачный, без надрыва, без драмы, без болезни. Подарок сынульке, одним словом (двумя). Македонский пианист Симон Трпчески исполнил концерт бодрячком и как положено. Уютная сладенькая начинка в шаловливой оболочке. Забавный факт: первое исполнение этого концерта с NSO состоялось в 1981-ом году. Дирижировал Максим Шостакович, а солировал его сын Дмитрий!

Сюиту «Маскарад» Арама Хачатуряна я услышал впервые, не считая всем известного вальса. Сюита танцев – совершенно не мой жанр, но музыка вроде добротная.

Дирижировал сегодня не шеф, а приглашенец Джеймс Гаффиган. Хорош. Ёмкое вступительное слово подготовил к Третьей.

Неугасимая
BAG
bgershman
Сегодня состоялся второй концерт моего сезона, он же второй скандинавский. В прошлый раз у нас были трубачка из Норвегии, дирижер из Финляндии и две симфонии Сибелиуса. В этот раз было ещё скандинавистее: программа из Сибелиуса, Грига и Нильсена, да еще с норвежским дирижёром Руне Бергманом. Скандинавскую идиллию "нарушили" лишь исполнители: Балтиморский симфонический оркестр и британский пианист Фредди Кемпф.

Если в прошлый раз Сибелиус был хэдлайнером, то сегодня его знаменитая "Финляндия" послужила вступлением к основным частям северного концерта. "Финляндия" – из тех сочинений малой формы, которые даже и по мнению авторов весьма незначительны, но в силу обстоятельств (в данном случае исторических) или просто попадания в резонанс с широкой публикой становятся чрезвычайно популярными (сразу на ум приходят "Болеро" Равеля и "1812" Чайковского). Как бы то ни было, я против "Финляндии" ничего не имею, вполне себе манифест.

Вслед за "Финляндией" – Норвегия. И снова знаменитость – фортепианный концерт Грига. Несмотря на заигранность этого концерта, я впервые его услышал живьем. Опять же несмотря на заигранность, Фредди Кемпф исполнил его очень свежо и с большим энтузиазмом (это, видимо, и есть настоящий профессионализм). Отличный, конечно, концерт страстно-романтического типа с растопляющей медленной частью. Напомнил мне в этот раз и по духу и по структуре Первый концерт Чайковского, такой же заигранный и почти такой же хороший. На бис Фредди сыграл какую-то джазовую штучку, извинившись, что ничего норвежского у него не припасено.

Наконец, во втором отделении концерта – Четвертая "Неугасимая" симфония Нильсена, самое известное сочинение датского классика. Очень сильная вещь, турбулентная, полная сырой жизненной ("неугасимой") энергии. Если концерт Грига мне по духу сегодня напомнил Чайковского, то симфонию Нильсена я ставлю в ряд с Четвертой же Воан-Уильямса и Третьей Онеггера. Та же сырая энергия и жесткость. Лейтмотив "Неугасимой" хорош и навязчив, ну и "соперничество" двух литавристов по бокам сцены весьма любопытно как слышать, так и видеть.



Дирижер Руне Бергман оказался весельчаком. Пока на сцену вкатывали рояль (после "Финляндии") рассказал вкратце о программе, добро пошутил о финнах и их дремучих лесах и похвастался родными горами и фьордами.

Труба и Сибелиус
BAG
bgershman
В связи с рождением сыночка количество свободного времени стремительно приблизилось к нулю. Музыкальная подпитка случается через радио в машине или дома чуть заметным фоном. Я даже прозевал день раздачи билетов на сезон любимой серии камерной музыки в Библиотеке Конгресса! Тем не менее свой балтиморский "паспорт" на этот год я продлил, надеясь поймать хоть что-то вкусненькое по возможности, да и на весну уже кое-чем запасся. И вот сегодня распечатал наконец музыкальный сезон весьма амбициозной программой. Действующие лица: финский дирижер Ханну Линту, норвежская трубачка Тине Тинг Хелсет и Балтиморский симфонический оркестр.

Тине Хелсет оказалась в центре первого отделения концерта, состоявшего из двух сочинений для трубы с оркестром. Начали с относительно свежего Концертино (2015) Кшиштофа Пендерецкого, в котором Тине пришлось играть поочерёдно на обычной трубе и на флюгельгорне. Довольно симпатичное лёгкое сочинение поставангардного Пендерецкого, позволяющее солисту покрасоваться как в лирических, так и в быстрых виртуозных пассажах. Из века 21-го нырнули сразу в начало девятнадцатого с концертом для трубы Гуммеля, стандартом репертуара. Босоногая норвежка Тине особенно мне понравилась в этом концерте. Очень талантливая, обаятельная и задорная. Всегда глаз радуется молодым музыкантам, но особенно – выбравшим менее популярный инструмент.

Труба – это мило, но пришел я на концерт скорее ради второго отделения, в котором Линту "склеил" в одно полотно Шестую и Седьмую симфонии Сибелиуса. Одночастная Седьмая была сыграна без перерыва сразу по окончании Шестой, фактически став ее пятой частью. Я не слышал, чтобы такая "склейка" практиковалась, но получилось неожиданно хорошо. Помню, как лет десять назад я прям вошел в резонанс с Шестой симфонией, особенно первой ее частью. Как и многое у Сибелиуса, Шестая – "музыка природы", и у меня первая часть тогда вызвала стойкий образ начала зимы и первого снега (что, как я узнал позже, и задумывал композитор). В целом, Шестая симфония – мягкая, трогательная вещь. Очень ее люблю. И вот, вместо спокойного тихого финала, Линту сегодня предложил сразу продолжить Седьмой, совершенно другой по характеру музыкой. Неочевидное, смелое решение. С таким "финалом" меланхолия Шестой симфонии выглядит менее "природной" и более персональной, что не так уж удивительно, учитывая известную склонность Сибелиуса к депрессии и алкоголю.

Линту очень xорош. Вообще, как я уже говорил, финны сегодня очень круты в классической музыке (население страны 5.5 миллионов, если что). Запись Линту не нашел, но вот Шестая с молоденьким Салоненом.